ЕС: кто-то идет по тонкому льду, а у кого-то под ногами земля горит

ЕС: кто-то идет по тонкому льду, а у кого-то под ногами земля горит

Германия очень робко отменяет ограничения, а Меркель предупреждает, что страна идет по очень тонкому льду.

«Желтые жилеты» ушли на карантин. Теперь горит не центр, а мигрантские окраины Парижа. Это происходит каждую ночь. Говорят, полиция жестко остановила 30-летнего мотоциклиста, что и стало толчком к первым поджогам. Но переломом чей-то ноги трудно объяснить этот перманентный бунт. Вот в очереди за бесплатным питанием стоят люди, потерявшие работу. До них не дойдут спасительные кредиты Евросоюза. Они жили бедно, теперь обречены на нищету. Женщины жалуются, что цены на продукты выросли в два раза. Так почему же горит коммуна Клиши-су-Буа?

«Смею предположить, что по окончании карантина правительство начнет, наконец, заниматься проблемой социального неравенства, которая существует только в нашем районе уже больше 30 лет», — сказал Мохамед Мешмаш, основатель движения AC le feu.

Вероятность того, что коронакризис заставит власти обратить внимание на бедные городские окраины, изначально-то невелика, и чем дольше карантин, тем она меньше. Но, кроме самоизоляции, действенных методов нет — даже немецкая система здравоохранения не выдержит больших стрессовых нагрузок.

Главный показатель при прогнозе динамики пандемии — коэффициент репродуктивности вируса. Сейчас он — 0,9. Один заболевший немец заражает менее одного человека. Но если коэффициент будет чуть больше единицы, больницы Германии окажутся переполнены к концу лета.

За все время пандемии вирусом переболели 155 тысяч немцев. Почти для 5800 больных это закончилось трагически, то есть смертность высока. С диагнозом коронавирус в Европе умерли 120 с половиной тысяч человек. И, как предупреждают эпидемиологи, это, может быть, еще даже не середина кризиса. Вакцина далеко, потому что в научной среде до сих пор нет ясного понимания, что такое COVID-19.

Как-то сами по себе заткнулись критики российской помощи Италии. Наших военных, которые дезинфицируют сейчас общественный пространства в Бергамо и Брешии, призывают к себе власти других провинций страны. А в итальянских Альпах вместо профессионального оборудования горные курорты обеззараживают с помощью снежных пушек. И за всем этим постепенно встают вопросы: как и когда возвращать жизнь на пустые улицы? Видимо, до Италии дело дойдет еще не скоро.

Даже канцлер Германии призывает народ к терпению. «Мы смогли проявить максимальную стойкость и дисциплину с начала эпидемии. Это дает нам возможность быстрее вернуться к нормальной жизни и основательнее решать наши экономические проблемы. И этот процесс ускорится, если, несмотря на обнадеживающие цифры, мы не впадем в эйфорию от мнимого чувства безопасности», — отметила Ангела Меркель.

В качестве начальной меры по смягчению карантина в Германии — это пока только эксперимент — открылись промтоварные магазины до 800 квадратных метров. Без ограничения по площади — автосалоны, велосипедные и книжные магазины. Покупателей почти нет. Есть удачные шутки: «Перестаньте каждый день волноваться из-за новостей, связанных с коронавирусом. Вы лучше раздражайтесь из-за новостей, на которые сегодня никто внимание не обращает. Посмотрите, Анегретт Крамп-Карренбауер, по всей видимости, случайно купила у американцев 45 истребителей F18. Ничего удивительного! Стоило магазинам открыться, женщины сломя голову бросились в город, чтобы купить какой-нибудь хлам».

Кроме шуток хорошо продаются товары для сада и огорода, одежда и обувь для детей, которые успели подрасти за зиму и карантин, а вот других товарных сегментах большого оживления не наблюдается. 74% немцев поддерживают меры по самоизоляции, а еще 10% — за их ужесточение.

Немцы видят, что происходит у соседей по ЕС и как обстоят дела у них дома. Коронавирус сделал то, чего никак не могли сделать политтехнологи Меркель: несмотря на мрачные экономические прогнозы — до минус 9% ВВП, рейтинг правящей партии христианских демократов вырос почти до 40%, что на текущий момент снимает все вопросы об устойчивости федерального правительства. И чем успешнее Германия, тем более жгучую ревность она вызывает у коллег по Евросоюзу. У кого-то ведь под ногами земля горит.

«Да, у нас есть разногласия. Некоторые европейские страны испытывают глубокую психологическую и политическую напряженность в оправдание своей твердой позиции. С ними необходимо вести диалог, и ближайшие дни будут ключевыми в этом смысле», — заявил президент Франции Эммануэль Макрон.

Психологические причины, о которых после очередного онлайн-саммита ЕС заговорил Макрон, — это уже бои без правил, прямая отсылка к 1933 году, когда гиперинфляция произвела на свет германских национал-социалистов. Германия боится самой себя — вот в чем, по версии президента Франции, причина несговорчивости Меркель в том, что касается общих долговых обязательств и печатания денег.

На прошедшей 23 апреля веб-конференции Макрон вместе с лидерами Италии и Испании пытался уломать канцлера на создание общего антикризисного фонда в размере полутора триллионов евро. Такие фантастические деньги можно взять либо на рынке у спекулянтов, либо включить печатаный станок.

А Меркель упорно не хочет надувать долговые пузыри. И, как в немецкой грамматике, даже если вначале ее мысли как будто бы слышится «да», то к концу становится ясно, что «нет».

«Нам предстоят большие вложения в следующий бюджет ЕС, не те, которые мы обсуждали ранее, но это правильно, это хорошо. Этот кризис ударил по всем нам, но по разным странам с разной силой», — подчеркнула Меркель.

Немцы много работали, они дорого платили за медицину и не будут снимать с себя последнюю рубашку. И точка. Коллеги ее за это тихо ненавидят. Но вариантов нет. Недавно немецкая авиакомпания Lufthansa — титан пассажирских перевозок — заявила об угрозе банкротства. Нужны 10 миллиардов прямо сейчас. Франции, Италии и Испании, разумеется, нет среди ее возможных спасителей. Так что Меркель непреклонна, хотя никому не мешает поминать евросолидарность, общую судьбу и вести другие разговоры в пользу бедных.

«Мы все в одной лодке: и пассажиры первого класса, и второго, и третьего, с багажом, без багажа. Мы все вместе, и наша общая задача, чтобы лодка плыла», — отметил Аранча Гонсалес Лайя, глава МИД Испании.

Судно пока плывет, но пробоина в борту становится все больше. Если Евросоюзу суждено разделить судьбу одно печально знаменитого парохода, то надо иметь в виду, что количество спасательных шлюпок, скорее всего, окажется рассчитанным, исходя из численности пассажиров первого класса. А некоторые политики, сами того не подозревая, уже исполняют роль обреченного оркестра, играющего на верхней палубе.

Сегодня в Европе на каждую хорошую новость приходится в лучшем случае одна плохая. Евросоюз договорился мобилизовать практически все имеющиеся резервы для преодоления последний коронавируса, но для экономики это не инвестиции, а дотации. Разница между этими понятиями такая же, как между собственными легкими и аппаратом их искусственной вентиляции. Ну, а приятное известие о том, что болезнь вроде бы как пошла на спад, нивелировали вирусологи, которые на конец лета и начало осени предсказали вторую, более тяжелую, волну коронавируса.

Текст: «Вести недели»

Источник: Вести

17:03
13
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...