Нападение на синагогу в Германии: причины и возможные последствия

Нападение на синагогу в Германии: причины и возможные последствия

В Европе — рост правых ультрас и даже нацизма. Интересно, что на востоке Германии, в бывшей ГДР, эти процессы видны наиболее ярко. Быть может, еще и потому, что после объединения Германии, что случилось почти 30 лет назад, антифашистская суть ГДР была обесценена.

ГДР ведь была образована на базе советской зоны оккупации некогда гитлеровской Германии. И именно эти немцы после войны победили внутри себя фашизм куда в большей степени, чем на Западе. А когда вся эта работа поколений была обесценена и отвергнута, то маятник качнулся в другую сторону. По крайней мере, на такие мысли наводит трагедия в городке Галле, что на востоке Германии.

Нападение на синагогу в Галле 27-летний Штефан Баллиет транслировал на интернет-платформе, где любители компьютерных игр ведут трансляции. Он и экипировался так же, как персонаж популярного онлайн-шутера Counter Strike: каска, бронежилет. Камеру террорист закрепил на шлем — в подражание террористу Брентону Тарранту, который в марте этого года устроил бойню в двух новозеландских мечетях.

Только крепкая дверь в ограде храма спасла несколько десятков человек, которые отмечали в синагоге праздник Йом-Кипурр. С ними бы случилось то же самое, что произошло с 40-летней женщиной, местной жительницей, которая шла домой от остановки трамвая и первой попала под пули террориста.

Дальше Баллиет идет в ближайшую турецкую закусочную, где убивает 20-летнего парня, а продавца и второго посетителя от смерти спасает осечка. Оружие самодельное — дробовик и что-то вроде автомата.

Баллиет возвращается к машине. В перестрелке с полицией ранен. Уезжает с места преступления. Камеру по дороге выкидывает. В 15 километрах от Галле, в деревне Ландсберг, задумал поменять транспорт — вломился в дом к супружеской паре, требовал ключи. Ему их не дали. Серьезно ранил обоих. Больше подробностей нет — его задержали. На допросе признался в антисемитизме. Немецкое руководство шокировано.

«Я, как и миллионы жителей Германии, шокирована и пребываю в полном отчаянии от совершенного в Галле преступления», — заявила канцлер Германии Ангела Меркель.

«Это день стыда и позора. В нашей стране — со всей нашей историей — совершена атака на еврейскую синагогу во время важнейшего еврейского праздника, которая ужаснула всех», — отметил федеральный канцлер Германии Франк Вальтер Штайнмайер.

Баллиет — житель Саксонии-Анхальт, бывшей части ГДР. Его дедушка с бабушкой, возможно, были строителями коммунизма. Их внук стал психопатом-неонацистом. И, говорят, в Германии у него полно сочувствующих. По крайней мере, власти и СМИ точно знают, в кого тыкать пальцем.

«Альтернатива для Германии» – крайне правая политическая партия, которая шаг за шагом распространяет свое влияние в стране. Особо высокими темпами — как раз на востоке. В «Альтернативе» прямо говорят: да, уже почти 30 лет все немцы живут в одной стране, а восточные все равно другие. Они хуже понимают, что такое толерантность, мультикультурализм, зачем в страну пригласили мигрантов, — достаточно посмотреть на карту мечетей Германии, чтобы с этим все стало ясно. Восточные немцы чаще видят в политическом режиме признаки и повадки диктатуры, пусть и либеральной.

«У жителей восточных областей более богатая биография. Складывается впечатление, что они с моральной точки зрения свободнее, потому что у них есть опыт борьбы с диктатурой. Восточные немцы более открытые, более подвижные, поэтому они реагируют на эти тревожные звонки более чувствительно, чем жители западных земель. Они чувствуют себя гражданами, которые могут самостоятельно принимать меры», — считает Годфрид Курио, депутат Бундестага от «Альтернативы для Германии».

Под мерами господин Курио, конечно, не имеет в виду то, что случилось в Галле. Речь — о политическом воздействии. В то же время объяснение успехов «АдГ» только опытом протестов 1989 года, когда жители Саксонии стали выходить на улицу, требуя открыть границы под лозунгом «Мы — один народ», не дает ответа на главный вопрос: почему эта непохожесть востока на запад сохраняется до сих пор?

«Возрожденная из руин, обращенная в будущее» — первые слова гимна ГДР. Ее 70-летие недавно отметили очень тихо. Старые коммунисты собрались в пригороде Берлина, как на поминки по товарищу, которого уже очень давно нет. Это они, в 1949-м еще дети, под бременем репараций поднимали страну из руин. И это ведь были самые пострадавшие от войны территории Германии.

Они работали очень много и очень много построили. Жилищный вопрос в ГДР был полностью решен к началу 70-х. Часто с помощью наших инженеров, но своими руками они строили заводы и фабрики. Возвели самую высокую в Германии телебашню, которая останется символом Берлина. У них была мощная армия, был спорт высоких достижений. После 1990-го им только и твердят, что спорт — сплошной допинг, армия и спецслужбы — инструменты подавления демократии и инакомыслия, все, что они построили, — ерунда, ну, разве что телебашня.

«ГДР была новой Германией. Мы могли учиться в университетах, у нас были свободы и перспективы, мы могли развиваться. Сегодня на востоке Германии нет ни одного университета, чей ректор был бы восточным немцем. В руководстве крупнейших немецких концернов нет никого, кто был бы родом из ГДР», — отметил Ханс Модров, бывший председатель Совета министров ГДР.

И работа по демонтажу ее наследия идет полным ходом. К 1990 году на берегу Балтийского моря, в Грайфсвальде, была построена АЭС — пять реакторов и еще три ожидали ввода в эксплуатацию. Реакторы не чернобыльского типа — стопроцентно безопасные. Но после объединения Германии АЭС, которая могла бы обеспечить электричеством четверть страны, мгновенно закрыли. Это случилось задолго до того, как немецкие власти решили полностью отказаться от атомной генерации. Теперь станцию сносят дети тех, кто ее строил.

«Это был суперсовременный проект, реализованный в сотрудничестве с СССР. Все то, что в хорошем свете выставляло ГДР, должно было исчезнуть. Дело не в том, что экономика страны была слабой или что АЭС не была современной. В стране все было представлено в двойном экземпляре. Что-то одно должно было умереть. ГДР должны была присоединиться к Западной Германии, а все достижения восточных земель должны были остаться за бортом», — сказал Эгон Кренц, бывший генсек ЦК СЕПГ, председателя Государственного совета ГДР.

О достижениях ГДР сегодня наглядно рассказывает только мозаика на здании Дома учителя. Бывшего, потому что большая часть площадей отдана под офисы мелких фирм. Крупный западный инвестор на восток так и не пришел. Приехали мигранты. К разочарованию от социально-экономических итогов объединения Германии прибавилась обида за то, что на этих непонятных людей неизвестно откуда государство тратит десятки миллиардов евро. Толерантность, сострадание, а они потом давят на грузовиках немцев.

«На востоке люди бегут за теми, кто им говорит: верхушка вас обманывает, если вы отдадите ваш голос за нас, то вы выберете честных немцев. Таким было и начало фашизма в 1933-м», — отметил Ханс Модров.

Если коммунизм — ошибка, если жизнь отцов и дедов — историческая пустышка, переродимся в их адскую противоположность и так заставим себя уважать. Таким может оказаться наиболее радикальный план действий. Реваншизм — плодородная почва сначала для индивидуального, а потом и массового психоза. Его географическая привязка условна. Да, признаков больше на востоке, но эти настроения могут увлечь и тех, кто считает себя обиженным на западе. И если реваншистская нота слышна еще не очень отчетливо, то это не потому, что все хорошо, — просто все еще недостаточно плохо.

После аншлюса ГДР 3 октября 1990 года западный политический класс и капитал распространили свое влияние на восточные земли. При этом они полагали, что могут поучать четверть населения страны, отделываясь налогом на солидарность. Похоже, это была ошибка. Восточным немцам не нужна штази, им нужны достаток, порядок и самоуважение.

Текст: «Вести недели»

Источник: Вести

23:00
31
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...